Национальная политика Назарбаева – разделяй и властвуй

Национальная политика Президента Назарбаева – разделяй и властвуй

Бессменный президент Казахстана Нурсултан Назарбаев всегда умело жонглировал вопросами национальной политики, одни слова он, традиционно, использует для «политической кухни», а другие – для улиц и площадей. Журналисты не раз буквально ловили президента, что называется «за язык», обращая внимание, что его выступления на русском языке и комментарии на казахском языке часто разнятся. С одной стороны есть декларативные заявления о дружбе народов и декларативная ассамблея народа Казахстана, с другой стороны есть подвешенный «языковой вопрос» и сельское население, почти стопроцентно казахи, отрезанные от городских благ.

Мне вспоминается 2004-ый год, когда президент предложил заменить казахов на казахстанцев, что вызвало волну недовольства среди двух крупных этносов, как русских, так и казахов. С тех пор прошло больше 10 лет, но вопросы проводимой в стране двойственной национальной политики, которая порождает глубокое чувство неудовлетворенности у всех этносов, проживающих в Казахстане, все те же. На неделе Нурсултан Абишевич выступал с внеочередным посланием (внеочередность как бы подчеркивает здесь, насколько трудные времена ждут страну), однако, предрекая кризис, президент Казахстана никаких новых антикризисных мер своим согражданам не предложил. Он продолжает отыгрывать миллион раз проигранные схемы, как в экономике (очередная программа по очередной модернизации), так и в национальной политике.

Здесь я хотела бы поразмышлять именно о вопросе национальной политики в Казахстане. Ведь промахи в управлении государством, снижение экономического уровня жизни людей, при падении цен на нефть, порождают недовольство, вопрос в какое русло перевести это недовольство? Понятно, что Ак Орда никогда не возьмет на себя ответственность за промахи собственного авторитарного правления, поэтому общество, в состоянии разогретого национального недовольства, выгодно власти – им легче управлять, достаточно поднести спичку с нужной стороны, и недовольство перерастает в конфликт.

Как утверждают специалисты, с бытовой ксенофобией большинство людей сталкиваются ежедневно, совсем недавно и со мной произошел подобный случай. Когда-то наша семья находилась в дружеских отношениях с людьми, которые олицетворяют «Евразийскую группу» – Машкевичем, Шодиевым и Ибрагимовым. Но в 2011-ом, после того как в Казахстане нас объявили персонами нон грата, характер отношений резко поменялся. Хочу обойтись без фамилий, в общем, один из выше названых людей передал угрозы со стороны президента в адрес нашего сына. Меня этот факт потряс до глубины души, так как угрозы были конкретные, найти и убить в любом уголке мира. Буквально на днях история имела продолжение. Я встретила в Женеве общую знакомую, которая напомнила о забытом конфликте с евразийской группой. Она пустилась в рассуждения на эту тему, и неожиданно для меня, в контексте узбекского вопроса. Всякие мои попытки пояснить, что вообще-то конфликт произошел из-за угроз в адрес сына, отметались. Ей было удобнее рассуждать категориями ксенофобии, чем взглянуть на ситуацию глубже.
Ксенофобские настроения в той или иной мере, свойственны любой нации, люди вообще склоны с подозрением смотреть на своего соседа, ритуалы и образ жизни которого отличаются от их собственных. Другое дело, какую позицию по отношению к этой бытовой ксенофобии занимает власть. Она подогревает националистические настроения или работает на их нейтрализацию?

Например, на мой взгляд, языковой вопрос в Казахстане не решается преднамеренно. Он инструмент этих ксенофобских манипуляций. Он заставляет большинство русскоязычных жить в страхе и зависимости от Нурсултана Назарбаева, который выступает якобы гарантом их интересов и даже безопасности. С другой стороны, Нурсултан Абишевич использует казахский национализм и поощряет его применение. На память приходит пример с ныне политическим заключенным, лидером оппозиции Владимиром Козловым, которого забросали яйцами на пресс-конференции как бы «недовольные националисты». Кто создает и направляет такого рода «недовольные группы»? Не трудно догадаться – тот, кто душит любые неподконтрольные ему проявления публичной политики всеми доступными методами. Другой пример с политическим заключенным – Ароном Атабеком. В его случае, напротив, власть подменила вопрос социального неравенства, национальным вопросом, якобы некая группа требует для себя исключительных прав на основе своей национальной идентичности. То же самое произошло в Жанаозене, где в составе протестующих, например, поначалу были русскоязычные представители рабочих профсоюзов. Первое, что сделала власть – отрезала их методом запугивания от группы рабочих. А потом ситуацию перевернули таким образом, что, якобы, причина трудового конфликта заключается не в несправедливо заниженной оплате труда, а в этническом происхождении протестующих. Помнится, Тимур Кулибаев публично заявил, что все протестующие – оралманы. Т.е. не рабочие, которые требуют повышения заработной платы, а чуждая национальная группа, которая хочет получать больше, чем остальные казахстанцы.

Все-таки из советского прошлого Казахстан и вышел граждански сплоченными, у нас не были редкостью или исключением смешанные браки, национально перемешанные рабочие коллективы, и разношерстная, по своему национальному составу, элита. Нурсултан Назарбаев в результате своего двадцати летнего правления подвел казахстанское общество к взрывоопасному состоянию. Он прекрасно об этом знает и пытается прикрыть свой вклад регулярными декларативными заявлениями о «толерантности». За примерами далеко ходить не нужно, вот из недавнего выступления подбор мероприятий, которые президент предлагает казахстанцам, в качестве профилактики «межэтнического согласия» на 2015 год: 20-летие Конституции (которой Назарбаев гарантировал себе пожизненное право избираться в президенты), создание Ассамблеи народа Казахстана (представители которой занимают места в парламенте, минуя избирательный процесс), 70-летие Победы в Великой Отечественной Войне и 550-летие создания Казахского ханства. Последние два мероприятия декларируют различные ценности и обращаются как бы к двум различным общественным силам. Они вроде бы подаются под соусом согласия, но они разделены невидимой чертой, у вас своя свадьба, а у нас своя.

Можно сказать, что Нурсултан Абишевич поддерживает в равной степени как русский, так и казахский национализм, оба выгодны ему, потому что на них, в том числе, держится его диктатура.

Наша сила в силе мысли, в силе правды, в силе слова