Децентрализация власти Назарбаева – смерть для бизнеса Кулибаева

Децентрализация власти Президента Назарбаева – смерть для бизнеса Кулибаева

Если целью политических изменений для президента Назарбаева была и остается идея укрепления личной власти, то конечная цель экономических программ – личное обогащение его и членов семьи. Это нужно держать в уме смотря в будущее Евразийского союза, куда сегодня стремится Нурсултан Назарбаев. Это отчетливо видно из прошлого. За прошедшие двадцать три года ни одна правительственная программа не привела страну в независимое от нефтедобычи завтра, но сделала Назарбаева и Кулибаева миллиардерами уже сегодня.

Первым этапом обогащения стала приватизация, в результате которой Назарбаев захватил основные флагманы Казахстанской экономики. Вторым этапом – стала принятая правительством Масимова в 2004 году программа “Кластерного развития” экономики Казахстана. В это десятилетие были захвачены обслуживающие и сервисные предприятия регионального значения, проще говоря, все что не попало в сферу экономических интересов к тому моменту и не было учтено.

Скорее всего, идею «кластерного развития» в Семью принес, тогдашний министр экономики и бюджетного планирования, Кайрат Келимбетов. При дворе Назарбаева он исполняет роль экономиста-креативщика, который перекладывает на язык экономических программ аппетиты правящей семьи. По-видимому, Келимбетов поделился своей идеей с Тимуром Кулибаевым, а затем она была утверждена на семейном совете. (Здесь нужно помнить, что события происходят в 2004м году. Нурсултан Назарбаев недавно разделался с ДВК в стране воцарилась атмосфера холуйства. Месседж для тех, кто остался ему служить, звучал вполне определённо: «не должно сметь свое суждение иметь».) С этого момента в фаворе холуи-молчалины, которые бегут впереди начальства и заглядывают ему в глаза. В этом смысле Кайрат Келимбетов угадал, чего ищут бегающие глаза президента.

Итак, в Казахстан выписали двух ученых-теоретиков из США. Вольно или не вольно, они помогли коррумпированному правителю Казахстана провести аудит региональных экономик. Исследовательский проект назывался: «Оценка конкурентоспособности действующих и потенциально перспективных секторов казахстанской экономики и выработка рекомендаций по их развитию». По сути же Майкл Портер и Кристиан Кетелс подвели идеологическую платформу и помогли оправдать в глазах народа существование компании-посредника между государством и бизнесом.

Через два года, после подготовительного исследовательского этапа, Нурсултан Назарбаев свои указом создает госхолдинг «Самрук» (впоследствии переименованный в ФБН «Самрук-Казына»). За последующие восемь лет под крышей госхолдинга аккумулируются большие и малые субъекты бизнеса от ТОО до АО. Через некоторое время, средний зять президента занимает в госхолдинге пост зампреда, а потом становится председателем.

Одно из определений, что такое кластер, звучит так : это группа компаний-производителей, поставщиков товаров и услуг, научных институтов, правительственных агентств на конкретном экономическом пространстве. Кластерному развитию экономики успешно следуют многие западные страны.

Почему в Казахстане за период с 2004-2014 ничего не развилось кроме холдинга Сумрук-Казына? Ответ лежит на поверхности: ОПГ Назарбаева вульгаризировало международную практику. Идею кластерного развития использовали для того чтобы оправдать стратегию захвата региональных производств. Вначале их включили в кластеры, а затем в состав холдинга под управлением среднего зятя президента. При этом щедро раздавались обещания: мы включаем вас в госхолдинг, мы вам помогаем, мы даем вам льготные кредиты, мы даем вам сервисное обслуживание, финансовый консалтинг и привлечение инвестиций. На самом деле, семья президента включила в сферу своего контроля доходы региональных экономик.

В 2009 году был захвачен банковский сектор. Под жестким давлением и противостоянием, частью госхолдинга «Самрук Казына» стал БТА банк Мухтара Аблязова. Были в добровольно-принудительной манере приобретены доли в «Казкоммерцбанке» и «Альянсе». При этом, никакого экономического бума как не было, так и нет. Например, вместо заявленных 15-ти предприятий текстильного кластера, на базе СЭЗ «Онтустык» работают только два. В свободной экономической зоне освобожденные от уплаты налогов катают вату и моют овечью шерсть два ТОО «Хлопкопром-Целлюлоза» и «Шымкент-кашемир». Как-то экономист-креативщик Келимбетов назвал Казахстанскую экономику транзитной и сервисной. Он не соврал. Она транзитная, потому что осуществляется транзит денег из госбюджета в карманы Нурсултана Назарбаева. И сервисная, потому что обслуживает интересы одной семьи.

Что дальше? В 2012 году Нурсултан Назарбаев в своем послании опять возвращается к, казалось бы тихо забытой, программе кластерного развития. На этот раз декларируется, что развивать будут инновационные отрасли. Теперь теоретическим обоснованием занимается центр стратегических разработок «Северо-Запад» из Санкт-Петербурга. Интересно, что всего за год до этой идеи, зять президента Тимур Кулибаев становится членом состава совета директоров ОАО «Газпром». Повторный приход на пост премьер-министра Карима Масимова объясняется лоббированием Кулибаевым Таможенного и Евразийского Союзов. Ресурсный бизнес Кулибаева ориентирован на экспорт нефтепродуктов Китай-Европа, через территорию России. Вступление Казахстана в ТС И Евразийский Союз освобождает от необходимости платить пошлины за транзит и приносит ОПГ Назарбаева сверх прибыли. Если бы Казахстан был страной с децентрализованной системой власти и сильным региональным управлением, этого бы не произошло. Впрочем, много чего бы не произошло. Не были бы расстреляны нефтяники Жанаозеня, которые семь месяцев не могли докричаться до центральной власти в Астане. Со вступлением в Евразийский союз кричать, по-видимому, придется еще дальше.

Наша сила в силе мысли, в силе правды, в силе слова