Уроки украинского: почему Назарбаев боится слов децентрализация и местное самоуправление

Уроки украинского: Почему Президент Назарбаев боится слов децентрализация и местное управление

Говорить о децентрализации власти и регионализме сегодня, когда Кремль последовательно внедряется на территорию Украины, оставляя за собой очаги сепаратизма, как бы ни принято и даже рискованно – могут записать в ряды национальных предателей.

В тренде другие слова: унитарность и неделимость. Даже президент Казахстана – Нурсултан Назарбаев, с одной стороны поддакивающий Владимиру Путину в его анти-украинской и анти-западной компании, с другой стороны волнуется до такой степени, что в проекте нового Уголовного Кодекса РК статья за призывы к сепаратизму предусматривает срок уже до 10 лет лишения свободы. Эта превентивная мера в УК РК – попытка увернуться, в последний момент, от летящих в лоб граблей. Вопрос – удастся ли? Давайте попробуем посмотреть на вопросы государственного строительства с точки зрения ни одного момента, а под углом более широкой исторической перспективы.

Мы имеем двадцатилетнее накопление языковых и этнических проблем. С одной стороны мы имеем консервацию запросов русской этнической группы, с другой стороны, обделенной и дискриминированной, чувствует себя казахская нация. Вопрос разделения по языковому принципу стоит для Казахстана даже острее, чем для Украины. Дальнейшая его консервация может закончиться плохо, и, как показал опыт Украины, чреват потерей целых территорий. В краткосрочной перспективе такое положение дел вполне устраивает президента Назарбаева. Он и члены его семьи могут сколько угодно обогащаться за счёт национальных ресурсов Казахстана, пока две самые крупные этнические группы живут в страхе возможного национального конфликта и не в состоянии предъявить власти перечень общих проблем. Децентрализация и передача широких полномочий власти органам местного самоуправления могла бы существенно снизить уровень этой напряженности. Наделение областей широкими административными полномочиями работает на удовлетворение запросов проживающего в конкретном округе населения. Причем, чем такое дробление на области и регионы мельче, тем лучше: тем самым более сфокусированной получается обратная связь между гражданами и властью. Рассмотрим, как это работает на конкретном примере.

На Востоке Казахстана сырьевой трейдер – компания «Glencore» владеет 69.61% акций казахстанской металлургической компании «Казцинк». К слову, последний раз «Glencore» увеличил свою долю в Казцинке за счет покупки 18% акций у АО «Верный Капитал», которое принадлежит, через подставных лиц, Нурсултану Назарбаеву. За продажу своей 18-процентной доли компании «Glencore» президент Казахстана обогатился на 1,349 миллиардов долларов. Известно, что компания выплатила 400 миллионов долларов наличными и выпустила 176,742 миллиона новых акций в пользу АО “Верный Капитал” Еще 29% процентов акций Нурсултан Назарбаев под видом компании «Верный Капитал» продал государству Казахстан, в лице ФНБ «Самрук-Казына». При этом, сумму сделки Национальный Фонд Благосостояния так и не огласил.

Но вернёмся к вопросу – при чем здесь децентрализация?

И вот причем. Один из владельцев «Glencore» – уроженец ЮАР Иван Глазенберг проживает в городе Рюшликоне (кантон Цюрих, Швейцария). А офис его компании, поставляющей сырье и редкоземельные материалы, располагается в коммуне Бар (кантон Цуг) с населением чуть больше 20 тысяч человек. В мае 2011 произошло первичное размещение акций «Glencore» на Лондонской бирже, после чего она быстро заняла место в сотне ведущих компаний мира по показателю капитализации. Состояние Иван Глазенберга на тот момент оценивалось приблизительно в 10 млрд долларов. И в 2012 году он заплатил 360 млн франков в виде налогов по месту жительства, в Рюшликоне. А далее, в кантонах этого государства начали происходить удивительные вещи.

Швейцарская газета 24Heures: В соответствии с действующим в Конфедерации принципом справедливого распределения доходов, Рюшликон должен перечислить часть свалившегося на него богатства (165 млн франков) в пользу других, менее обеспеченных, коммун округа. Однако перспектива пополнить бюджет средств за счет Ивана Глазенберга непорадовала их жителей. В чем причина? Дело в том, что компания Glencore неоднократно подвергалась критике со стороны неправительственных организаций за ущерб, наносимый окружающей среде, нарушение прав человека и использование детского труда. В 2008 году она была отмечена Public Eye Awards в категории «самая безответственная транснациональная корпорация». Опубликованный в 2012 году доклад двух неправительственных организаций «Brot für alle» и «Fastenopfer», раскрывающий факты сотрудничества группы Glencore с африканскими шахтами, на которых эксплуатируется детский труд, послужил поводом для международного скандала. Первыми возмутились жители Хедингена – коммуны, население которой насчитывает около 3500 человек. Их инициативу под названием «Сырьевые миллионы – Хединген действует сообща» подхватили соседние коммуны. К удивлению окружающих предложение перечислить 110 тысяч франков из налогов главы Glencore в пользу неправительственных организаций, работающих в Конго, Колумбии и Боливии, получило поддержку большинства голосов 22 сентября 2013 года. Примеру Хедингена последовали жители Хаузена-на-Альбисе, население которого немного превышает 3000 человек. Несмотря на сопротивление администрации и представителей Народной партии Швейцарии (UDC), указывающих на достойные пути применения этих средств в рамках местного бюджета, 4 декабря было решено перечислить 75 тысяч франков на проекты в Колумбии и Конго. Дебаты в окружном центре Аффольтерн-на-Альбисе (население – 10000 человек) были жаркими – эта коммуна входит в число главных «должников» кантона Цюрих. Однако 9 декабря было принято решение отказаться от 165 тысяч франков в пользу благотворительности. Днем позже соседей поддержал Обфельден, насчитывающий около 4500 жителей. В пользу неправительственных организаций Африки и Южной Америки будут направлены 48 из 500 тысяч франков, доставшихся коммуне из налогов Ивана Глазенберга. «Мы хотим вернуть немного денег людям, которым нанесла ущерб компания», – заявил Хайнер Штольц, председатель местного отделения Партии социалистов.

Как видим из публикации, миллионы Ивана Гланзберга, в виде налогов, не просто не проплыли мимо самых обычных швейцарцев, живущих в небольших городах. А они, эти самые швейцарцы, сами приняли решение, как ими распорядиться. Это и есть то, что называется длинными словами – децентрализации власти и местное самоуправление.

Что мы имеем на Востоке Казахстана в Усть-Каменогорске, где расположен Казцинк и работает тот же самый «Glencore»? Ежедневно в атмосферу города Усть-Каменогорска выбрасывалось 7 цистерн, 420 тонн серной кислоты. В 2005м году там была построена одна очистительная установка, которая сократила выбросы на 50% процентов. Тогда аким города Усть-Каменогорск пытался поддержать местных жителей и подать в суд на компании «Glencore» и «Верный Капитал». После звонка из Администрации президента дело быстро замяли. Остальные 50% вредных выбросов уходят в атмосферу города до сих пор. «Glencore» работает на «Казцинке» под крышей Нурсултана Назарбаева. Уровень налогов предприятия и последующее их перераспределение через центральный бюджет не позволяют покрывать расходы на улучшение инфраструктуры таких городов, как Усть-Каменогорск или Ридер. На владельцев крупных градообразующих предприятий не могут давить ни марионеточные маслихаты, ни подконтрольные профсоюзы. Все рычаги административного давления находятся в руках центральной власти в лице президента Назарбаева (который при этом одновременно является участником бизнеса).

Казахстан сегодня – это авторитарное государство, в котором нет никакого принципа разделения ветвей власти. Вся полнота полномочий и национальные ресурсы принадлежат одному клану.На мой взгляд, сегодня важно обсуждать картину пост-Назарбаевского будущего. Каким мы видим Казахстан? Большинство стран Европейского Союза имеют вертикальный принцип разделения власти. В том числе унитарная Франция, с которой списана наша Конституция. Принципы децентрализации в разных странах разные, например, во Франции и США – сильная политическая децентрализация, а в Швейцарии и Бельгии политическая децентрализация подкреплена ярко выраженной фискальной децентрализацией. Важно понимать, что разделение властных полномочий и децентрализация помогут создать сильную Казахскую Народную Демократическую Республику.

P.S. Одним из проектов по взятию под контроль ресурсных возможностей областей и регионов стала Программа кластерного развития, предложенная правительством Масимова в 2008 году, под патронажем среднего зятя Тимура Кулибаева. Детально, мы поговорим об этом на следующей неделе.

Наша сила в силе мысли, в силе правды, в силе слова