Как «хвост» виляет «собакой» – 3

Как «хвост» виляет «собакой» – 3

Деталями «большого распила» поделился с читателями «Республики» зять казахского оппозиционного политика Мухтара Аблязова Ильяс Храпунов. На этот раз речь пойдет о хитросплетениях и интригах, сложившихся вокруг дела главного врага президента Назарбаева внутри Казахстана.

В двух предыдущих интервью «Республике» («Как «хвост» виляет «собакой» и «Как «хвост» виляет «собакой» — 2») Ильяс Храпунов рассказал нам о проведенном им расследовании, результатом которого стало выявление целой сети из лоббистских, юридических, пиар и прочих фирм, сплетенной Акордой на Западе для уничтожения политической оппозиции.

Отдельного внимания Ильяса Храпунова удостоилась неизвестная нам ранее компания «Болашак» — небольшая контора, через которую, похоже, проходят деньги, выделяемые Акордой на войну с Аблязовым и его соратниками. Причем после появления первого упоминания о ней на портале у «болашаковской молодежи» явно сдали нервы. Компания начала спешно зачищать свой сайт от «компрометирующих» ссылок (читайте «Куда пропали партнеры «Болашака» и «День шакалят»). Это было ошибкой. Эффект «Барбары Стрэйзанд» никто не отменял даже в жестко регулируемом Казнете.

Спешная зачистка сайта, на наш взгляд, говорит о том, что в рядах многочисленных подрядчиков Акорды по борьбе с Аблязовым не все спокойно. Как сказал классик, «воруют». Но воровство это, мягко говоря, не новость на просторах Казахстана. В настоящий напряженный момент любые ошибки, сделанные участниками заговора в верхах, могут стоить им не только карьеры и денег, но и жизни.

О роли Карима Масимова и Тимура Кулибаева в деле преследования оппозиционного политика, их людях в «БТА Банке» и конкретных суммах, затраченных на организацию судебных процессов и всей кампании преследования Мухтара Аблязова и его соратников, Ильяс Храпунов рассказал нам в новом интервью.

«Свой» человек в БТА

— Ильяс, по нашей информации, Ваше интервью о сложной схеме взаимодействия различных государственных ведомств и юридических лиц для преследования Мухтара Аблязова и его окружения вызвало серьезную волну в «верхах». А сайт консалтинговой компании «Болашак», о деятельности которой Вы рассказывали, и вовсе претерпел радикальные изменения.

— Насколько мне известно, люди из окружения Карима Масимова опасаются, что информация об их операциях в Казахстане и за рубежом будет подана «Ноль первому» в превратном свете.

— А есть, интересно, у Масимова человек в окружении, которому он полностью доверяет и на которого выводятся все ключевые информационные и финансовые потоки в недрах БТА в отношении охоты за Мухтаром Аблязовым?

— Судя по всему, сейчас эту роль играет Нурлан Нургабылов.

— Кто он?

— Нургабылов — молодой толковый парень 88-го года рождения, раньше работал советником Марата Бекетаева, вице-министра юстиции. С одобрения Масимова его командировали в БТА. Главная связь Нурлана в государственной системе управления — Марат Бекетаев, вице-министрюстиции, о роли которого я уже рассказывал в прошлом интервью. Понятно, что Бекетаев как государственный чиновник уже напрямую отчитывается перед Масимовым. Но вот сама система отношений между Бекетаевым и Нургабыловым находится в такой, я бы сказал, “серой зоне”.

— Что это за ”серая зона” такая?

— Вся схема отношений очень непростая. Я бы сравнил ее с системой отношений в мафиозном клане. Все знаю, кто Дон — Карим Масимов, но никто напрямую с ним не общается и в случае провала не сможет дать против него показания.

Вот смотрите: сидит Нургабылов в «БТА Банке», контролирует всю систему сбора оперативной информации, приходящую от следователей, агентов и юристов, у него есть доступ к этой информационной базе, и, соответственно, он докладывает о всех новостях Бекетаеву. Никаких юридических оснований для таких докладов, конечно, нет. Но в реальности это именно так происходит.

Если, предположим, у Минюста не хватает бюджета для оплаты очередных консультантов, нанятых для войны с Аблязовым, то Бекетаев может в неформальной форме организовать оплату через Нургабылова. И это будет сделано весьма оперативно. Собственно, задачей Нургабылова станет лишь правильное «оформление» этой просьбы и ее бюджетирование. То есть, с одной стороны, Нургабылов — это такой серый кардинал в БТА, «глаза и уши», а с другой — просто проводник задач, поставленных на уровне Масимова.

Детали «большого распила»

— А каким образом сложилась эта связка — Масимов-Бекетаев-Нургабылова?

— Нурлан Нургабылов раньше работал советником Марата Бекетаева. Когда БТА перешел к новым акционерам — Кенесу Ракишеву и ”Казкому” (не забывайте, что Ракишев представляет интересы Тимура Кулибаева, а «Казком» де-факто контролируется Масимовым), Карим Масимов решил использовать сложившуюся комбинацию и усилить свое влияние. В том числе получить доступ к финансовым потокам, которые проходят через БТА. В результате несложной комбинации и с подачи вице-министра Бекетаева Нурлан Нургабылов стал членом правления без портфеля.

— Не досталось?

— Ему не нужен портфель. У него есть целый «Болашак». Это ведь он подписал контракт с ними. И отчитывается теперь только перед Маратом Бекетаевым. Его позицию можно сравнить с позицией Павла Просянкина, которого привели в «БТА Банк» Айдан Карибжанов и Николай Варенко.

— Эти двое с самого начала играли в команде Тимура Кулибаева?

— Да, еще в 2008 году они были «командированы» Тимурам Кулибаевым из частного сектора в Астану поработать в структуре «Самрук-Казана». Они и структурировали захват «БТА Банка», убедили своих «патронов», что все можно сделать «без шума, и пыли», что западные кредиторы не посмеют объявить дефолт БТА, когда изменится контроль над частным банком.

Это был их серьезный просчет. Но суть не в этом. Они первыми получили доступ к кредитному портфелю БТА, первыми получили возможность «ловить рыбу в мутной воде» и начали процесс «списания» долгов за откат. И именно они организовали системный процесс преследования Мухтара Аблязова и людей, которые с ним работали: нанимали всех юристов, пиарщиков и консультантов для «БТА Банка». И, например, согласовывали размеры «стимулов» для следователей в России и Украине.

Со временем, Айдан Карибжанов тихо ушел из «БТА Банка».

Вину за плохо продуманный захват Карибжанов возложил на Кайрата Келимбетова. Николай Варенко в свою очередь создал массу конфликтных ситуаций, стал фигурантом уголовного дела, и в итоге люди, стоящие за ним, сочли за благо убрать его из страны.

Место Варенко — главного координатора преследования — занял гражданин России Павел Просянкин, протеже Варенко. Сам Аслан Мусин одобрил его назначение.

— А сейчас кто в итоге координирует все — Просянкин или Нургабылов? Как они делят ответственность? И бюджеты?

— Ну, конечно, все непросто. Каждый тянет одеяло на себя.

Чисто психологически Просянкин расматривается представителями «Казкома» как человек Айдана Карибжанова. Структра Карибжанова «Визор» — одна из крупнейших безнадежных должников «Казкома». Нина Жусупова очень недовольна тем, что благодаря Карибжанову у нее в кредитном портфеле «Казкома» дыра более чем в 200 миллионов долларов. Но пока Карибжанов встроен в структуру преследования Аблязова, ей приходится терпеть и покрывать этого должника. В Казахстане это вопрос большой политики.

Ну и Просянкин, конечно, не отчитывается новым акционерам в той мере, в которой им хотелось бы. Понятно, что ему не хочется объяснять свою деятельность в БТА новым людям.

Просянкин, конечно, сейчас более эффективен, чем «зеленый» Нургабылов, поэтому, убрать его из банка непросто. Тут, я думаю, отдают ему должное. Но вокруг него создают систему противовесов — уж слишком долго всю информацию вверху получали исключительно через него.

— И каков же сухой остаток этой комбинации?

— Сейчас все финансовые потоки, которые проходят через консалтинговую группу «Болашак», оказались под контролем Карима Масимова. Именно Нургабылов ведь обеспечил заключение этого контракта, когда пришел в «БТА».

— А как же Тимур Кулибаев? У него в итоге ни портфеля, ни потоков?

— Связка, судя по всему, досталась Масимову «в комплекте» с Тимуром. Скорее всего, они вместе работают. Правда, не очень понятно, знает ли об этой связке Назарбаев. Но это уже детали, так сказать, «большого распила».

— По сути, речь идет фактически о каком-то теневом правительстве, в котором решаются и политические задачи, и создана такая же теневая система финансирования?

— Да. И создана вся эта система была для решения одной задачи — уничтожить Мухтара Аблязова и тем самым похоронить саму возможность создания политической оппозиции. Но я бы не стал называть ее теневой. Как видим, она очень тесно переплетена с действующими структурами государственной власти.

Просто такая вот «серая зона», позволяющая, с одной стороны, легко и без особых последствий выходить за территорию закона, а с другой — получать и осваивать огромные финансовые средства, которые не отражаются в официальной государственной отчетности. Кстати, таким образом, власти страхуются и на тот случай, если «что-то пойдет не так» и придется потом отвечать за свои действия.

В то же самое время эта структура хорошо выглядит на Западе. Там «БТА Банк» для всех независимый финансовый институт, который ограбил плохой менеджер Аблязов. Это легенда. Ну а в утрированной форме, процесс выглядит так: западный юрист, нанятый «БТА Банком», отчитывается Нургабылову о том, как прошли те или иные слушания, и просит инструкций; Нургабылов дает отчет Бекетаеву, а тот, своему «шефу» Масимову; Масимов же по-цепочкеспускает решение.

Но в судах эти процессы не видны, и все выглядит, как будто преследование Аблязова не имеет никакой политической состовляющей.

Клиент за затратами не постоит

— А сколько было потрачено на всю операцию?

— Доподлинно, конечно, не известно сколько, учитывая небывалый масштаб и количество вовлеченных в эту операцию государств и людей. Кроме того, есть ведь затраты, которые хоть и не имеют финансового измерения, но стоят запредельно дорого. Например, просьбы того же Путина или западных политиков помочь поимке Аблязова. Это ведь, мягко говоря, небесплатно все делается. Хотя, может, и не имеет непосредственного денежного измерения.

— Хорошо, но ведь по бюджету БТА какие-то затраты фиксировались?

— Например, за пять лет, с 2009 по 2014 года, «БТА» заплатил только лондонским юристам 65 млрд тенге. Точнее, это заплатило государство, которое финансирует войну «БТА».

— Получается, около полумиллиарда долларов получили только лондонские юристы?

— Ну, в разное время был разный курс. Но примерно такой порядок получается — полмилиарда долларов на процессы в Англии. Эта сумма хорошо говорит о масштабах всей операции. Я хочу подчеркнуть, это лишь формальные и задокументированные платежи «БТА» на процессы в Лондоне.

— А можно оценить эффект этих затрат?

— Если считать исходя из формально поставленной перед этими юристами цели — достать активы Аблязова, то мизерный. Все активы Аблязова были в СНГ. Их в итоге или отняли, или разрушили, как говорится в этих странах, просто «по беспределу».

Например, у московского «АМТ Банка», который Мухтар Кабулович расматривал как второй по значимости актив после «БТА Банка», через политические договоренности с Центрбанком России отняли лицензию (читайте интервью Аблязова “К-плюс” на эту тему под заголовком “За разгромом АМТ стоит Акорда”). У казахстанского «БТА» была доля в этом банке, но было важнее разрушить его для Аблязова. А акции в «БТА Украина» просто переписали на «БТА Банк», договорившись с людьми Януковича, и через пару лет это воровство легализовали через английских юристов.

Конечно, английские юристы говорят об украденных 5 миллиардах, рапортуют о тысячах арестованных компаний, которые якобы принадлежали Мухтару Аблязову. Юристы БТА забрали их под свой полный контроль, но при этом не нашли и 5-ти миллионов на счетах этих всех компаний.

— Почему не нашли?

— Потому, что никаких украденных миллиардов не было. Аблязов не воровал из своего собственного банка. Просто на него решили повесить отчественность за убытки которые возникли у «БТА Банка» после его захвата. Отвественность за дефолт, побег депозитов и разрушенный кредитный портфель.

Все активы Мухтара Аблязова очень хорошо известы режиму. Все его активы были в СНГ и уже давно разрушены, расхищенны и растасканы «охотниками» за ними. В Казахстане «Темир Банк» забрал в итоге Утемуратов, а «БТА Банк» — ну, они уже не прячутся — Масимов и Кулибаев.

Поэтому суммы, потраченные на юристов, пиарщиков и лоббистов на Западе, говорят о реальных задачах всего преследования. Это политическая кампания против единственного человека в стране, кто имел волю, ресурсы и желание бороться с клептократическим режимом Назарбаева.

— То есть преследование не имеет экономических причин?

— В деле «БТА против Аблязова» есть много причин. Его используют в политических целях. На нем наживается кто только может. Причем уже на протяжении долгого времени. Кто-то строит карьеру, кто-то тихо ворует. Ну, иностранные юристы, консультаны и лоббисты — они что, должны остаться в стороне? Весь юридический мир шумит: дело Аблязова самый выгодный процесс для юридического сообщества в мире.

Опять же, английские процессы показали, что клиента, то есть Казахстан, не интересуют экономические результаты. Их не волнует коммерческая целесообразность. Заказчика волнует только политическая сторона. Это обстоятельство, конечно, резко облегчает задачу.

В деле Аблязова, если резюмировать, все зарабатывают на убытках. В самом Казахстане это обычное дело. Но вот теперь этому способу выведения денег из страны придан международный масштаб.

Оригинал материала в формате PDF