Клановая “модернизация” Назарбаева

Клановая “модернизация” Президента Назарбаева

Символично, что работа вновь собранного Мажилиса РК началась с неприятного инцидента – с “дешевых” (по версии Гульжан Карагусовой) номеров отеля Пекин Палас. А ведь именно с этим депутатским корпусом Назарбаев намеревается, ни много ни мало, модернизировать страну, проводить “реформу госаппарата с формированием «транспарентного подотчетного государства». Здесь я не иронизирую, а цитирую профессора Российской академии народного хозяйства и госслужбы Анатолия Спицына. Мы вернемся к этой статье чуть позже в основной части материала. А пока хочу отметить, что скандал с проживанием депутатов за государственный счет в пятизвездочном отеле Астаны стал первым и весьма показательным шагом, из намеченного Назарбаевым Плана нации «100 конкретных шагов по реализации 5 институциональных реформ», которые раскрывают всю суть фасадной модернизации по-Назарбаевски. Собственно фасадному характеру этой модернизации и будет посвящен данный анализ.

100 шагов назад

Долгое время основным стратегическим посылом управления страной для Назарбаева служила формула – “Сначала экономика, потом политика”. Оперируя этой формулой, опираясь на высокие цены на нефть, с одной стороны, и уничтожая своих политических конкурентов, с другой стороны, Нурсултан Назарбаев привел общественно-политическую жизнь в Казахстане к полной деградации.

Резкое падение цен на нефть, которое спровоцировало обвал национальной валюты, обнаружило в формуле-выручалочке существенную прореху. Оказалось, что никакого экономического чуда Назарбаев не создал, а экономика страны банально завязана на цене барреля. Пришло время стратегию “Сначала экономика, потом политика”, благополучно забыть. И на свет появилась новая стратегическая программа модернизации «План нации – Путь к казахстанской».

Понятно, что осуществить реальную модернизацию в Назарбаевском Казахстане с его клановой системой, не возможно. Нужно менять всю систему, и начинать это делать с головы – с самого Нурсултана Абишевича. Однако, налицо желание протащить идею модернизации хотя бы на уровне дискуссии. Под фанфары модернизации казахстанцы должны будут согласиться с восхождением на трон преемницы Нурсултана Абишевича – его старшей дочери Дариги, которая уже успела отметиться одиозными заявлениями относительно изменений в системе школьного образования. К эффективной реформе образования эти заявления имеют слабое отношение, а вот к имиджу Дариги Назарбаевой – самое прямое.

Но вернемся к программной статье Назарбаева «План нации – Путь к казахстанской мечте». Судя по тому, что на этот раз к традиционному пулу казахстанских толкователей-политологов подключили российских коллег, документ этот весьма важен для Назарбаева. Не могу не процитировать здесь профессора Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Анатолия Спицына, уж очень он старается на страницах российского издания “Взгляд. Деловая Газета” [1]:

«согласно опросам, проведенным социологическими службами Казахстана, 95,4% жителей республики считают, что партиям нужен новый мандат доверия избирателей для реализации инициатив Назарбаева – плана «100 конкретных шагов». 97,2% респондентов согласны, что выборы дадут стране новых компетентных политиков, а 96% опрошенных считают, что выборы будут шагом к решению экономических проблем. и далее по тексту […] Мажилис нового созыва должен сыграть ключевую роль в реформе государственного устройства республики – речь идет о переходе к президентско-парламентской модели».

Оставим на совести заказчиков и исполнителей данные социологических опросов, на которые ссылается Анатолий Спицын. Когда читаешь такого рода жидкие статьи, понимаешь, что уже совсем не осталось научных аргументов, чтобы оправдать двадцатипятилетнее нахождение Назарбаева у власти. Однако, интересно заострить внимание на другом: о каком переходе к президентско-парламентской форме правления идет речь? Собственно, этот переход и есть главная интрига Назарбаевской модернизации, и все силы брошены на то, чтобы при сохранении полноты власти за его кланом, имитировать такой переход. Или, хотя бы, заставить в него поверить широкие массы.

Но раз уж это называют переходом, давайте разберемся, откуда и куда он совершается? Тут, пожалуй, стоит напомнить для более молодой аудитории, что с 93-го по 95-ый год Казахстан как раз являлся страной с парламентской формой правления. Конституция 93-го года существенно ограничивала полномочия Президента, а представительный орган страны, напротив, обладал широкими властными полномочиями. Подробнее о том, чем был первый казахстанский Парламент – Верховный Совет, до того, как его уничтожил Назарбаев, изложено здесь:

Лже Назарбаев Конституционный переворот

Сам факт существования Конституции 93-го года сегодня стараются тщательно вымарать из документов и аналитических статьей, не говоря уже о Википедии. История современного Казахстана начинается как бы с Конституции 95-го года, с момента, когда, по воле Назарбаева, страна стала Президентской Республикой. Сегодня он пытается продемонстрировать миру, что собрался совершить прорывной прыжок к парламентской (правда с оговоркой) -президентской форме правления. Я бы сказала, что этот прыжок – назад в будущее. В будущее, которое Назарбаев у казахстанцев украл, последовательно уничтожая ростки парламентаризма и политической дискуссии в стране.

Авторитарная клептократия под видом казахстанской “особой” модели демократии

Семья Назарбаевых любит напирать на то, что Казахстан не готов к демократии, представляя страну этаким Боратостаном. Вот из совсем свежего:
«Отвечая на вопрос американского журналиста, президент Назарбаев вновь заявил, что Казахстан не надо подгонять к демократии. «У каждого молодого государства есть этапы развития. Американской истории уже 250 лет, а страна до сих пор развивается. Мы помним времена, когда женщины и фермеры не могли голосовать, существовала расовая дискриминация. Эти реформы вы проводили через 150 лет своей государственности, а нам всего 25 лет. Поэтому вопросы изменения в будущем, демократия – это не начало пути. Демократия для нас – это конец пути. Мы постепенно реформируем, принимаем законы, двигаемся в этом направлении. И подгонять нас не надо, потому что мы – другие. В Азии другие семейные отношения, другая религия, другие возможности между людьми, поэтому всем государствам надо научиться уважать традиции, историю и культуру друг друга», – заявил глава государства»[2].

Между тем, все предпосылки для нормального развития у постсоветского Казахстана были уже в первые годы независимости. Именно Нурсултан Назарбаев привел страну, повторюсь, к сегодняшней дегенеративной системе управления. Попался на глаза материал, опубликованный на сайте КИСИ «Институционализация Национального Диалога в Казахстане», автор Кармазина Л.И. (2007г) [3]. В самом названии этой статьи уже заложено противоречие – Парламент страны и есть тот самый институциональный орган, в рамках которого и осуществляется национальный диалог. Назарбаев, напротив, все двадцать пять лет своего правления проводил поэтапную работу, чтобы вывести национальный диалог за институциональные рамки. Придать ему статус необязательный, маргинализировать общественно-политическую дискуссию и оппозицию, отогнать своих политических конкурентов подальше от парламентских стен.

Здесь я хочу кратко пройтись по этим этапам, так сказать, освежить память без назарбаевских идеологических надстроек.

  • В декабре 1993 года, путем закулисных интриг Назарбаеву удается повлиять на “самороспуск” Верховного совета. На тот момент в стране действует шестнадцать (!), прошу заметить, самостоятельных, а не марионеточных, как сегодня, партий и движений.
    Первому парламенту суверенного Казахстана дается проработать лишь год. Уже в марте 95-го года Назарбаеву удается через Татьяну Квятковскую разогнать новых депутатов.
  • Примечательно, что в марте 1995 Парламент прекращает свою работу, а уже в апреле Нурсултан Абишевич спешно проводит референдум по продлению своих полномочий до 2000 года. (Дальше он будет частенько использовать создание законодательных коллизий для узурпации власти в стране).
  • В августе 1995 года, Назарбаев через референдум принимает новую Конституцию, согласно которой Казахстан становится страной с президентской формой правления. Отмечу, в момент, когда в стране отсутствует законодательная власть (!) Только после этих двух важных, для сохранения личной власти Назарбаева, референдумов, проходят выборы в новый Парламент в декабре 95-го.

Этот парламент просуществует всего три года с 1996 по 1999. В конфронтацию с Назарбаевым вступит гражданское объединение, а позднее партия “Азамат” (основатели – сопредседатели: Г. Абильсиитов, М. Ауэзов, П. Своик). На фоне этой конфронтации, Нурсултан Назарбаев проводит важную конституционную поправку о продлении президентских полномочий, а также проведении досрочных президентских выборов, уже через три месяца – в январе 1999 года. (с краткой хронику по данному периоду можно ознакомиться здесь)

Я не буду здесь подробно писать о последовавшем противостоянии с Кажегельдиным накануне выборов 1999 года и судьбе партии ДВК в 2001, о чем более или менее достаточно информации в интернете. Дам только еще одну цитату из статьи Кармазиной [3], из которой видно, что после кризиса с ДВК Назарбаев вплотную занялся регулированием общественно-политической дискуссии уже на дальних подступах. Одна за другой сменялись площадки и их аббревиатуры:
2002 г. – постоянно действующее совещание (ПДС), 2004 г. – Национальная комиссия по вопросам демократизации и гражданского общества (НКВД), 2006 г. – Государственная комиссия по вопросам демократизации при Президенте РК (ГКВД)
Как видим, можно многое сделать, чтобы ничего не делать. Первый президент Казахстана Назарбаев год за годом выхолащивал политическую дискуссию, отводя ее подальше от места, где она должна проходить – Парламента страны.

Муратбек Кетебаев точно подметил, что новый Парламент – 2016 обновился на две трети, и состоит теперь из представителей кланов, приближенных к Назарбаеву. Иными словами, президент Казахстана за 25 лет, путем манипуляций, интриг и политических репрессий умудрился привести страну к клановой модели средневековых государств. Чем заканчивает такое правление сегодня, хорошо видно на примере многих Ближневосточных государств.

Фиговый листок

Впереди страну ждет эрзац-модернизация по-Назарбаевски, и исторический опыт показывает, что он не случайно затевает новый проект. На этот раз речь идет об укреплении, уже не только личной власти Назарбаева, а власти его клана. Именно над этим, как мы увидим, будут трудиться новоиспеченные законотворцы.

Однако, в этом предсказуемом сценарии особая роль отводится городу Алматы. Во время прошедших выборов город продемонстрировал низкую явку, что само по себе, конечно, не удивительно. Удивительно другое, что власти не стали скрывать этого факта! Ничего не стоило дать приказ сверху, нагнать студентов, бюджетных работников, и явка была бы обеспечена. Делать этого не стали, и возникает вопрос – почему? Я думаю, что городу отводится роль этакого показательного положительного примера, фигового листа, который будет прикрывать плохо скроенную модель Назарбаевского кланового правления. С одной стороны, такая модель удобна Назарбаеву для того, чтобы сводить счеты со своими политическими конкурентами. Наша семья, например, уже получила несколько исков от акимата города Алматы. В то, что Азат Перуашев является представителем оппозиции, в Европейском Парламенте больше не поверят. Нужно придумать что-то новенькое.

Алматы и алматинцев будут использовать в качестве демонстрационной модели региональной независимости и начинающей строиться демократии. Для этих целей Есимова заменили на Байбека. Для этих же целей вокруг Байбека пытаются сколотить круг “независимых” блоггеров, якобы осуществляющих обратную связь горожан и местной власти. Дальше определенных рамок процесс, конечно, не пойдет (даже в городской Маслихат запустили людей исключительно лояльных клану шапраштинцев), но видимость преобразований создать постараются. Одним словом, пока в Астане будут переписывать законы под клан Назарбаевых, Алматы – чтобы сбавить протестный пар – будут катать на велосипедах.

* под редакцией пресс-секретаря

Наша сила в силе мысли, в силе правды, в силе слова